Skip to content


Николай Иванович Лунёв

Николай Иванович ЛунёвС Николаем Ивановичем Лунёвым я познакомилась в первый год своего переезда в Китай. Случайное знакомство в Пекине в ходе проходившей там конференции соотечественников, проживающих в Китае, переросло в дружбу. С его супругой Лидией мы возили детей в Москву на спортивный фестиваль.

Николай и Лидия — русские люди, родившиеся и выросшие  в Китае, учились в одной школе — в русской школе в Кульдже. Спустя много лет Николай стал директором этой школы. Создав свою семью, они бережно и трепетно чтут традиции предков, передают своим детям культуру, традиции и обычаи русского народа. Бывая в гостях у этой семьи, я каждый раз восхищаюсь, как нежно Николай и Лидия относятся друг к другу, восхищаюсь тем необыкновенным теплом и уютом, царящим в их доме.

Эти стихи написал Николай на день рождения Лидии:

Незабудка моя, мой цветочек,
Весны ранней пьянящий глоточек,
С днём рождения тебя поздравляю,
Поцелуй свой тебе посылаю.
С каждым годом чтоб ты молодела,
Чтоб любовь в твоём сердце кипела,
Чтобы радость кипела ключом,
Чтоб мы счастливы были вдвоём.

На мой взгляд, Николай человек с очень ранимой душой, крайне застенчивый, и, если бы не случай,  я так, видимо, и не узнала бы, что он пишет стихи. Стихи о тоске по своей исторической Родине, стихи о любви, о детях, о том, что чувствует, о своей боли и о своей радости.

Не хочу я жаловаться.
Не хочу кричать.
Не желаю плакать.
Не желаю звать.
У судьбы, наверное,
Я в счету не первым.
Горе и разлуку
Должен выносить.
Холод  на признание,
Тяжесть расставанья,
Горе и страдания —
Всё перено
сить!

Трудно писать о чужих стихах, возможно, меня можно обвинить в предвзятости, а стихи Николая — в несовершенстве. На мой взгляд, чтобы почувствовать эти стихи, надо окунуться в атмосферу жизни Николая, узнать историю его семьи, побывать у него дома.

Расскажу лишь то, о чём сам Николай рассказывает, чего не скрывает, несмотря на возможные пересуды заезжих по случаю в Кульджу людей.

Дом Николая расположен на кладбище, на старом русском кладбище. Несмотря на свой солидный возраст (кладбищу около 200 лет), оно действует до сих пор. На нём продолжают хоронить ушедших русских кульджинцев.

Чтобы понять, как семья Николая поселилась на кладбище, надо ворошить прошлое, вспоминать непростые отношения СССР и Китая. У меня совсем другая задача, я хочу донести до читателя творчество Николая, рассказать, что повлияло на его мировосприятие, какие жизненные события  отразились в его стихах.

Сделать это хочется  через призму того лихолетья на примере одной конкретной семьи,    не задевая вопросы политики того или иного государства и не рассуждая о судьбах народов в целом .

Родители Николая бежали в Китай от страшного голода 30-х. Люди, привыкшие к простому крестьянскому труду не боявшиеся любой работы, сумели достаточно быстро адаптироваться к местным условиям, плотничали, держали мельницу, а многочисленная русская диаспора, существовавшая в те годы в Кульдже, сглаживала тоску по Родине.

Шли годы, жизнь текла своим чередом, менялись взгляды политиков и отношения стран. Так случилось, что  многочисленная русская  кульджинская  диаспора  стала распадаться, в начале 60-х годов прошлого века многие приняли решение уехать в Австралию. Уезжали с болью в сердце. Уезжали  навсегда, оставляя могилы предков, не веря в то, что когда-нибудь у них появится возможность вернуться и поклониться этим могилам.

Родители Николая и ещё несколько семей приняли решение остаться, сама мысль о том, что нужно уехать на другой континент и ещё дальше оторваться от России, приводила их в ужас. Здесь, на кульджинской земле, у них оставалась надежда, надежда на возвращение на Родину. С годами эта надежда становилась всё призрачней и превратилась в глубокую рану, уж не знаю, затянулась эта рана или кровит до сих пор. Как тут судить? Может быть, по этим строкам?

В сердце боль и в душу боль
Постепенно льётся,
Жизнь над грешною землёй
Птицею несётся.
Дух в безмолственной печали
Воздымает грудь.
Слёзы зрение застлали,
Нету сил взглянуть.
И картины дней минувших
В памяти летят,
И о счастье улизнувшем
Всякий час
твердят.

Узнав о решении семьи Лунёвых остаться в Кульдже, к ним обратились русские люди, уезжающие в Австралию, с просьбой ухаживать за могилами предков. Вот тогда и возникла мысль переехать жить на русское кладбище, частично спрятавшись за его вековыми воротами от происходящих событий, и выполнить просьбу уезжающих.

На этом кладбище родился Николай и Лидия, позже здесь родились их трое детей. Наверное, читателю подумалось – какое страшное было у него детство, родиться и жить на кладбище? Сам Николай, будучи подростком, написал вот эти строки:

Вот весёлые ребята,
Сыплют в кружку порошок,
И, разбавивши водицей,
Дуют мыльный пузырёк.
Сколько радости меж ними,
Сколько драки, сколько ссор,
И на всё найдут причину,
И на дружбу, и на спор.
Но наспорившись досыта,
Начинают вновь шалить,
Собирают все подушки,
Чтоб войну в избе открыть.
Кто посмотрит в эту пору,
Странно зрелище узрит:
Пыль, и перья, и подушки
Во все стороны летит.

Спрятавшись за воротами кладбища, которое  спасало их от страшных потрясений тех лет, учило терпимости, жизненной мудрости, они жили полной жизнью, учились в школе, любили, создавали семьи, рожали детей, радовались, страдали…

«Ожесточённою рукою
Я рад бы мир перевернуть,
Или с последнею мольбою
В прах плоть мою земле вернуть.
Иль для того я и рождённый,
Чтоб не иметь над злом побед?!»

Многие люди моего поколения тяжело пережили распад СССР, что само по себе неудивительно для нас, тех, кто родом из страны, которой больше нет. Удивительно то, что как личную трагедию это событие воспринял и Николай Иванович. А ведь не жил он в том самом СССР, но всегда с любовью и надеждой, как говорит он сам, следил за событиями на своей родине.

То ласкою ты оделяешь,
В объятьях лелеешь своих,
То грознее тучи ты станешь.
Печален и мрачен твой лик.
В порыве любви ты ласкаешь
Народы земли.
Во гневе ты всё разрушаешь,
Нещадно разбрасываешь их.
То ты величава держава,
То вдруг ты ничтожно мала,
То вновь восстаешь ты из пепла —
Велика советска страна.
И снова взыграл дух мятежный,
Распался Советский союз.
Когда же конец испытаний?
Когда же все беды пройдут?!

Однажды, будучи в Кульдже я заехала в гости и застала Николая за странным, как показалось мне на первый взгляд, занятием: Николай устанавливал на могилах, на брошенных, забытых могилах, кресты. Он посетовал на, что времени совсем не хватает, давно уж хотел порядок навести, а то стоят они одинокие и забытые и прийти к ним уж некому. Рядом бегали его дети, и мне подумалось: что они будут вспоминать из своего детства? Так хочется верить, что отца, восстанавливающего кресты на забытых русских могилах. А не это ли и есть та самая историческая память, о которой так много говорят в школьных курсах истории?

Китай стал их Родиной, их домом, Николай многого добился, став директором русской школы в Кульдже и депутатом Всекитайского политического консультативного совета.

Вот и выходит, что кладбище это не стало помехой Николаю и не станет помехой его детям, потому что живут эти люди  с любовью в сердце, бережно относясь к прошлому и уважая настоящее.

«Февраль на исходе, запахло весною,
и сердце проснулось в груди.
В нём плещется радость струёй золотою
манящей  звездой впереди.»

Когда я заканчивала писать эту статью, зазвонил телефон: звонил Николай.

Рассказал, что сильно болеет мама, у детей в школе экзамены, и что ездил сегодня посмотреть на свой новый дом, который строит своими руками далеко от того самого кладбища, где живёт сейчас. Очень надеется, что весной отпразднуют новоселье.

И это будет не просто новоселье, это будет новая страница в жизни семьи Лунёвых. Остаётся ждать, какие строки родятся у Николая от жизни в этом новом доме.

Наталья Старкова

Метки: , , .


Оставьте отзыв (7)

RSS канал комментариев к этой статье.

  1. Tatiana Petrovna написал

    Готовлюсь к поездке в Китай, читаю все. Спасибо за статью. Грустная. Но радует, что не потерялись русские на просторах огромной страны. И что Китай стал для них вторым домом.

  2. Лунёв Николай Иванович из Великого Новгорода написал

    Ну вот — мой полный ТЁЗКА, да и предки то из из одних мест — Юго-Восточный Казахстан, Семиречье. Так, возможно что и родственники. Если деда этого Николая Ивановича звали Кузьма, то он был братом моего деда. Моего деда звали …. и был у него брат Кузьма и в 30-х годах он ушёл в Китай из Семиречья. Да и на фото ТЁЗКА уж больно на меня похож.Жаль, что он этот коментарий не прочитает, может и впрямь родственники мы.

  3. Tatiana написал

    Мой папа бывал в Мугдене сразу после окончания военного училища Интересно найти то место где он снят на фото тех лет.

  4. Ляшенко Людмила написал

    Статья очень задела. Я родилась в Кульдже и на том старом русском кладбище у меня похоронены дедушка, сестра и двоюродный брат. С 10 лет жила в Казахстане, теперь в России, но чем старше, тем больше вспоминаешь о своей маленькой родине. Очень хотела бы поближе познакомиться с Николаем Ивановичем, пригласить его с семьей в гости к нам в Самару.

  5. Николай Ив. Долдин написал

    Приветствую семейство Луневых! Наши предки с Тамбовской губернии — Алтая — Семиречья ушли в Синьцзян в 1930 г. Проживали до 1955 г. рядом с консульством и нач. школой Аримбака ул Батухана 6. События военного времени в Кульдже остались с нами. Отец наш Иван сын Лукиана и его старший брат Гавриил отдали свои жизни за народную власть. Пытаемся найти сведения о дате и месте гибели и захоронении родных. Может быть братская могила? На запросы в госорганы получили ответы: сведений не имеем? Важно знать о судьбе русских семей сейчас и помнить о судьбе предков? Может Николай Иванович Л. с соратниками окажут содействие? Или… С доверием и уважением. Д.Н.И. Томск

  6. Василий Будевский написал

    Я ищу своих родных по материнской линии, моя мать Лунёва Евдокия Григориевна 1927 года рождения и её два младших брата, Лунёв Иван Григорьевич и Николай Григорьевич жили с родителями в Кульдже, она вишла замуж за Будевского Ивана Семеновича и уехала в Казахстан, с ними уехал брат Николай, а Иван Григорьевич остался в Кульдже и с тех пор связь с ним прервалась. Хотелось бы очень найти своего родного дядю Ивана и его детей. У меня сохранилась фотография отца моей матери Григория со своим сыном Иваном.

  7. владимир написал

    приветствую Лунёвых У меня дед был Лунёв Фёдор Иванович, пермский край



HTML разрешён

, или отправьте trackback со своего сайта.